Домой Армия Армия, как отражение ненормального общества

Армия, как отражение ненормального общества

742
0

За последние годы многие из моих соотечественников остро ощутили на себе влияние некоего экономического монстра. Тяжёлой поступью он неспешно прохаживался по бескрайним просторам нашей необъятной отчизны, заглядывая в каждый самый укромный уголок даже самой забытой богом деревни. Каждого человека, в какой то степени, коснулось это беспощадное экономическое существо по имени «кризис».

Не буду рассуждать на тему того, по каким причинам или по чьей вине он начался, как протекал и какие последствия оставил после себя; это тема отдельного большого цикла повествований и рассуждений. Я лишь хочу посмотреть на российские экономические проблемы с точки зрения военного человека, попытаться проиллюстрировать основные причины возникновения сегодняшних экономических трудностей на примере государственной службы. Это будет не простое перечисление экономических проблем, о которых уже все давно наслышаны, а попытка спроецировать эти проблемы на военную службу и показать их последствия.

Как известно армия – это отражение общества. Но лично я бы уточнил, что армия это в том числе усилитель проблем общества, потому, что те проблемы, которые существуют в виде небольших назойливых зазубрин в обществе, оказываются в армии огромными неприступными айсбергами или даже горами, то есть предстают в сильно гипертрофированном виде. Это означает, например, что если наглость или хамоватость начальника на гражданской работе только обидно раздражает и бесит работника или, в крайнем случае, заставляет сменить работу, то в армии данная особенность оборачивается для солдата настоящей катастрофой.

Дело в том, что солдат, который служит по контракту в российской армии, не может уволиться оттуда по собственному желанию. По закону, если человек заключил с государством военный контракт, то он крепко накрепко привязан к родному подразделению на весь срок контракта. В Федеральном Законе «О воинской обязанности и военной службе» приведён исчерпывающий перечень случаев, в которых солдат имеет право на расторжение контракта, и в этом перечне нет пункта «по собственному желанию». Чаще всего, когда служить по контракту становится совсем невыносимо, военнослужащий просто увольняется по невыполнению условий контракта, то есть за «систематические дисциплинарные проступки», но в таком случае он получает навсегда плохую характеристику с места службы, что в определённой степени может осложнить жизнь человека в будущем. Например, он никогда не сможет устроиться на государственную службу и возможно даже на бюджетные профессии, ему будет сложно устроиться во всевозможные окологосударственные компании типа «Газпрома» или «Роснефти». В общем, ничего хорошего такой способ увольнения не сулит. Не понимаю, зачем это сделано и почему это так работает, но это остаётся фактом.

Стоит добавить, что данный способ увольнения может быть использован по-разному. Например, военнослужащий может договориться с командованием подразделения, многочисленные взыскания будут объявлены ему формально и он безболезненно переживёт процедуру увольнения. Но могут случаться тяжёлые случаи, например, когда начальство не идёт на сделку о фиктивных взысканиях и принуждает служить и не ныть об увольнении с самой чудесной службы на земле. В таком случае командование может ещё более сильно испортить жизнь контрактнику. Теоретически солдата можно посадить в тюрьму за нарушение устава, правда, я о таких случаях не слышал. Это ещё хорошо, если военнослужащий оказался адекватной, социально здоровой личностью и выбрал безопасный цивилизованный способ увольнения. Но, как мы все знаем, вокруг нас ходит огромное количество различных маргиналов с травмированной психикой и латентной склонностью к девиациям, поэтому попадаются и экзотические способы покончить с военной службой, вплоть до самобичевания и членовредительства.

Это один из закостенелых особенностей российского менталитета. Подсознательно мы всегда были сторонниками диктатуры. В нормальной повседневной жизни, мы привыкли этого не замечать. Сильным лидером у русских с давних пор считается жестокий диктатор, и чем сильнее его диктатура, тем более талантливым правителем он слывет в народе. Не берусь судить, хорошо это или плохо, это отдельная тема, это просто факт.

Ещё одной особенностью военной службы по контракту является уничижительное отношение к солдату. В подавляющем большинстве случаев начальник считает подчинённого априори глупее себя, даже если он очевидно младше и менее опытен, чем подчинённый. Не могу точно сказать, откуда взялся этот комплекс, но в отличие от гражданской жизни, в армии он гипертрофирован до умопомрачительных размеров. В период военной службы по призыву мне казалось, что такое отношение у начальства преобладает только к срочникам, но в процессе службы по контракту я изменил свою точку зрения.

Моя специальность в полку была связана с электричеством, и поэтому командир полка поставил мне задачу закопать в асфальт электрический кабель (вернее несколько кабелей), проходящий по бетонному забору. После оценки объёма работ я сообщил командиру, что  данный кабель ни в коем случае нельзя закапывать в асфальт, потому, что он не предназначен для подземной прокладки. После этого командир назвал меня идиотом и отправил выполнять приказ. Ему было как будто всё равно. А ещё однажды, командир роты приказал мне брать сварочный аппарат и идти приваривать к забору крепления для колючей проволоки. Все бы ничего, но в это время на улице шёл дождь. На мои сомнения по этому поводу командир пояснил, что я могу ждать, пока дождь закончится, но крепления должны быть приварены к утру. Это означало, что нужно идти варить под дождём.

После того как я уволился из армии и поработал в разных местах, я понял, что это проблема не только армии. Это явление повсеместно распространено по всей стране, в той или иной степени. Скорее всего, читающие статью подумали, что в этом нет ничего необычного, и это является нормой, потому, что эта проблема уже давно имеет всеобъемлющий характер. Но это не так, это ошибка, считать нормой пренебрежение советами опытного служащего. Советами грамотного человека пользоваться можно и нужно, в этом нет ничего постыдного или унизительного.

Настоящим бедствием для армии является формализм. Помимо того, что он сам по себе является пагубным явлением и приносит большой вред, так он ещё порождает повсеместное очковтирательство и кумовство. Повсеместно распространена в армии практика использования показушной материальной базы. Это, например когда в роте висит стенд с матбазой, которую запрещается использовать. Вместо этого в кладовке у старшины валяются пара старых лопат и веников, которыми и пользуются солдаты. А стенд висит только для проверяющего.

Каждый, кто служил в армии знает, что происходит, когда вышестоящее начальство приезжает с проверкой. В такие моменты подразделение словно превращается в стахановский лагерь, где все выполняют пятилетку за один день, потому, что самым сложным периодом для всех является последний день перед приездом проверки. В этот день очень не многим выпадает возможность пойти ночевать домой. Но солдатам и в то время пока проверка находится в подразделении, расслабляться не приходится. Начальство почему то считает, что недостаток, устраненный в ходе проверки, недостатком не является, даже если этот недостаток из разряда грубейших нарушений техники безопасности. Это приводит к тому, что подчинённым порой приходится выполнять до того идиотские приказы, что из них могла бы получится не плохая оскароносная комедия.

Я однажды испытал на себе такой эффект, как раз когда в полку находилась группа из регионального управления с проверкой. Мы заступали в столовую утром в 9 часов и сменялись следующим утром. Это была очень тяжёлая работа, потому, что в наряде было всего два человека, не считая дежурного, а работать приходилось с 9 утра до полуночи почти без отдыха и на следующий день с 6 до 9. При этом на довольствии числилось около 300 человек. И вот под конец смены, в двенадцатом часу ночи я, валясь с ног от усталости, домывал последнюю посуду и уже мечтал о постели, как в столовую зашёл командир роты и поставил мне задачу, сходить к начальнику КЭС – заварить по быстрому какой то ящик. Я, конечно, расстроился, но служба есть служба, хочешь не хочешь, а приказ надо выполнять. Думал быстренько, минут за 20, заварю ящик и пойду спать. Тем более что сварочный аппарат у меня всегда наготове. Первое что меня насторожило – то, что когда я пришёл в службу КЭС, начальник службы спросил у меня почему я пришёл один и где остальные люди. В конце концов, выяснилось, что события развивались следующим образом. Один из проверяющих проходя мимо мусорных контейнеров, увидел что в одном из них горит мусор. После чего благополучно зафиксировал данный факт как недостаток. Информация о выявленных недостатках в конце дня систематизировалась и была разослана по ротам. Командир моей роты, увидев недостаток на своей территории судя по всему вызвался героически устранить его к утру. После осмотра начальником КЭС мусорных контейнеров стало понятно, что это не единственный их недостаток, и помимо простой покраски, необходимо еще выпрямить сильно смятые контейнеры и заварить дыры на некоторых из них. После того, как я сообщил командиру роты о том, что тут требуются еще как минимум пара рабочих рук, он сказал мне, что я могу позвонить, кому захочу, любому человеку с роты и сказать, что командир приказал лично ему срочно прибыть в полк для выполнения неотложного задания. Но на этом мои приключения не закончились. Далее последовал стандартный набор в виде отсутствия кисточек и краски и тому подобные прелести военного уклада. В результате я лег спать в четвёртом часу утра, чтобы проснуться в шесть.

Но это только одна сторона армейского идиотизма, другая сторона – это абсурдность выявленных недостатков.

Дело в том, что в армии от высокого начальства для проверяющего поступает чёткий приказ – выявить определённое количество недостатков. Однажды, в управлении соединением мне приходилось наблюдать любопытный случай. Начальник службы отправил молодого лейтенанта проверить, как проходит в роте чистка оружия, но молодой лейтенант по неопытности забегался и то ли забыл, то ли не успел сходить на проверку. После этого я оказался случайным свидетелем его диалога с начальником. Начальник службы выдал искрометную фразу. Он сказал молодому лейтенанту: «Проспал чистку оружия? Вот теперь иди в роту и как хочешь, рожай мне недостатки!».

Поэтому недостатки, выявленные в ходе таких проверок обычно не обличают реальных нарушений, а несут формальный характер и иногда поражают своим дебилизмом. Например, у нас в полку ходила такая байка, что однажды в карауле, на одном из выключателей было выявлено аж пятнадцать недостатков.

Самое ужасное, что эта проблема в целом страны, а не только армии. Из-за неё серьёзно страдает экономика и промышленность. Как следствие эффективность экономики снижается, в результате чего благосостояние людей не улучшается или улучшается незначительно.

Вот такие особенности нашего с вами общества проявляются в армии в усиленном виде. Некоторые из них не кажутся такими уж опасными, а некоторые наносят значительный вред развитию общества. Если, например раболепство не создаёт большой проблемы, а в некоторых случаях даже помогает обществу, то такие проблемы как формализм и уничижение стоят нашей экономике больших денег и формируют у людей пагубное чувство безысходности. Их нужно срочно решать. Стоит отдать должное, некоторым людям, которые этим занимаются. Например, в последнее время в армии для борьбы с формализмом, была внедрена практика подведения итогов со слайдами «Было – стало». Это значит, что при выявлении недостатков командиру необходимо сначала сфотографировать объект нарушения как есть, с нарушением, а потом, после устранения, сделать фотографию устранённого недостатка. Это отличная идея и она хорошо помогает для борьбы с формальным устранением недостатков, но совершенно никак не помогает победить формализм самого процесса выявления недостатков. Этот факт помножает на ноль весь успех введения практики слайдов «Было – стало».

Это означает, что для решения описанных проблем необходим комплекс  мер, который был бы грамотно продуман и качественно реализован, а не существовал формально где то на бумаге.

Специально для padalkin.online

Фото АиФ