Домой История Пусть сильнее грянет буря!

Пусть сильнее грянет буря!

1202
0

Пятилетней годовщине событий на Болотной посвящается

События пятилетней давности 6-7 мая в Москве до сих пор всплывают в моей памяти. Мы с женой отправились в столицу заранее. Знали, что если выезжать накануне Марша миллионов, то можно и не доехать. В подобную ловушку попал пензенский оппозиционер Антон Струнин. Он уже шёл на вокзал и в подземном переходе с ним столкнулся какой-то мужик со стаканом кваса. Квас был пролит на рубашку мужика, который тут же возмутился и потребовал разбираться в инциденте в отделе полиции. Пока разбирались, поезд ушёл, в прямом смысле этого слова. А мы, в отличие от Антона, благополучно добрались.

В Москве мы сформировали свою пензенскую колонну. Тогда и познакомились со многими активистами оппозиции, которые и сегодня продолжают борьбу. Я их в шутку, называю, ветеранами Болотной. После 6-7 мая 2012 года, страна пока ещё не знала акций протеста сравнимых по масштабу. Путин тогда в очередной раз переизбрался или переназначился на должность президента и 7 мая должна была состояться инаугурация. И состоялась, но мы здорово подпортили ему праздник. Вся Москва была похожа на город, который находится в осадном положении. Автозаки, менты с дубинками, и тысячи людей повсюду с белыми лентами.

6 мая с Болотной мы уходили, когда площадь уже была практически зачищена. В метро никто не платил за проезд, все проходили бесплатно, попутно заклеивая стикерами «Он устал» всё, что можно было заклеить. Десятки людей стучали по неподвижной части эскалаторов и скандировали «Россия без Путина!». 7 мая, оккупированная ОМОНом и внутренними войсками, столица снова встала на дыбы. Тысячи людей снова вышли в центр Москвы. Их задерживали, тащили в автозаки, били дубинками, а они всё равно сопротивлялись. Никто ничего не боялся, потому что все знали, за что они выходили. Мгеровская и прочая нашистская нечисть захлёбывалась ядовитой слюной, разбивая клавиатуры. Писали про печеньки Госдепа и какую-то ещё подобную ахинею.

Вечером 7 мая мы на перроне Казанского вокзала встретились с Иваном Сысуевым – нынешним координатором пензенского Левого Фронта. Он ехал в плацкартном вагоне, мы с женой в купейном. Вместе с нами была какая-то солидная дама, которая пугливо косилась на бутылку «Пшеничной», которую Иван достал из-за пазухи, и разложенные им же на столе скомканные куски ржаного хлеба. «Не бойтесь, они не буйные», — сказала моя супруга даме. И дама, и в правду, подобрела, пока не узнала, для чего мы приезжали в Москву.

Потом были аресты. По Болотному делу хватали людей пачками и приговаривали к реальным срокам заключения. Мы вместе с Антоном Струниным, который по своей неопытности не попал на Марш, теперь уже митинговали в Пензе. Две недели ежедневно собирались перед зданием областного правительства – запускали в небо шары с Путиным и провели первый в истории Пензы нано-митинг. Маргарита (моя теперь уже бывшая жена) где-то нашла свои старые детские куклы, и мы им сделали маленькие плакатики, которые прикрепили к карандашам. Куклы сидели в нескольких метрах от здания правительства области с игрушечными плакатами и боролись вместе с нами. Горожане подходили, фотографировались, умилялись.

Шло время, и репрессивная машина власти добралась и до моих товарищей. Арестовали Володю Акименкова, которого потом уже, когда он вышел из тюрьмы, затянуло в позорное либеральное болото с поддержкой украинского майдана и зверств в Одесском доме профсоюзов. А до этого, я уже и не вспомню, сколько акций мы провели в его поддержку.

Арестовали Дмитрия Рукавишникова – активиста Левого Фронта из Иванова.

Лёню Развозжаева – моего московского соседа, с которым мы вместе ездили защищать Химкинский лес от вырубки и в пробках рассуждали о том нужно ли легализовать проституцию, спецслужбы похитили в Киеве и под пытками выбивали из него признательные показания.

Лидер Левого Фронта Сергей Удальцов долгое время находился под домашним арестом, а потом отправился в колонию.

Лёха Сахнин – умный парень, кандидат исторических наук, с которым нам как-то досталось от агрессивной бабки в московском метро за проход не через турникеты, эмигрировал в Швецию. Во время обыска в его квартире в Текстильщиках, мы сидели с соратниками во дворе и наблюдали за входящими и выходящими из подъезда ментами.

На Настю Рыбаченко – активистку «Солидарности», с которой мы познакомились на одном из московских Дней гнева, где она была задержана, затем убежала из полиции и снова задержана, возбудили уголовное дело. В этот момент она была за границей и в Россию так и не вернулась.

Акименков, Рукавишников и Развозжаев сегодня на свободе. Удальцов должен выйти в августе. Мы его очень ждём и надеемся, что он вдохнёт жизнь в левое движение.

С Сахниным мы встретились в ноябре прошлого года в Стокгольме. Безумно был рад его видеть. Отметили его четвёртый или пятый день рождения вдали от Родины. Лёха тоскует и хочет вернуться домой. Он, кстати, написал прекрасную книгу «Болотная революция». С Настей Рыбаченко, надеюсь, тоже увидимся в ближайшее время. И Удальцова в августе обязательно встретим.

5 лет прошло. Вроде и не так много, те события, помнишь, как вчерашние. А сколько всего изменилось за это время.

Мы когда с Ваней Сысуевым готовились к пикету в честь пятилетней годовщины Болотной, искали, разбросанные по разным углам плакаты. Нашли в обкоме плакаты с требованием «Свободу – Владимиру Акименкову!», а я у себя в квартире плакат «Свободу – Леониду Развозжаеву!». Слава богу, что эти плакаты уже не нужны и надеюсь, что больше никогда не понадобятся.

Пикет провели в местном «гайд-парке» — сквере Дзержинского. Хотели провести на улице Московской напротив торгового центра «Пассаж». Но администрация города не согласовала, сославшись на «ранее запланированные мероприятия». В устном разговоре сказали, что будут проводить уборку. И действительно, когда шли на пикет, увидели что рядом с памятником «Покаяние» валяется метла.

Но нам и в Дзержинском было неплохо. Собралось почти 20 человек, среди них – несколько участников Марша миллионов 6 мая 2012 года. Развернули флаги Левого Фронта и плакаты с требованием освободить политических заключённых. Подошёл Антон Струнин со своими соратниками. Они поучаствовали в пикете, затем ушли на скамейку – обсуждать свои вопросы. Неподалёку, на других скамейках, к акции в поддержку узников Болотной, готовились националисты. Пензенский «гайд-парк» в этот день стал живым, настоящим. Разных людей было очень много. Кадеты какие-то, школьники, студенты…

И в этом майском воздухе пока ещё совсем чуть-чуть можно было уловить запах неизбежных перемен. В 2012 году, с первыми майскими грозами, он чувствовался, конечно, сильнее. Но после грозы и бури, всегда бывает затишье. Затишье слишком затянулось. Мы как-то медленно, но верно стареем, обрастаем всяким ненужным барахлом и иногда уже вместо пикета – хочется пойти и просто попить пива. Но нам нельзя, ни в коем случае нельзя становиться ветеранами Болотной. У нас впереди ещё много работы. Затишье проходит, где-то вдали уже робко, но всё же громыхают раскаты грома, а небо едва заметно заволакивает тучами.

Пусть сильнее грянет буря!

Специально для padalkin.online

Информацию о пикете можно прочитать здесь.

Фото риа.ру