Домой Армия Вся правда о российской армии

Вся правда о российской армии

2599
2

Полная версия статьи Сергея Медведева о реалиях российской армии

В последнее время в России приобретает популярность военная служба по контракту. В связи с тяжёлой ситуацией в российской экономике, и её неразвитостью в целом, всё больше молодых людей выбирают своей профессией защиту Родины. Если молодёжь раньше было в армию палкой не загнать, то теперь туда ломятся все подряд.  Ибо выбор у большинства не большой. Особенно популярна военная служба у мужчин из провинции и из сельской местности, так как там с зарплатой всё очень плохо. К тому же преимущества службы в армии, в виде получения квартиры, льготной очереди в детский сад и прочих социальных программ для военных идут на пользу этому ажиотажу.

Поскольку я был родом из провинции, то решил, что для моего будущего служба по контракту – единственный способ получить хоть сколько-нибудь достойную работу. Контракт я подписал в 2011 году. Тогда зарплата рядового военнослужащего по контракту составляла порядка 12 000 рублей. Но в 2012 году правительство приняло решение о двукратном увеличении зарплат для военных и контрактникам начали платить уже около 23 000 рублей. Для меня это были космические деньги, потому, что в городе, в котором я жил до этого в среднем получали 6 000 рублей. В самом начале службы мне казалось, что в армии творятся полнейший бардак и неразбериха. Но позже выяснилось, что я ошибался, бардак и неразбериха творятся везде.

Первое, что ярко бросилось в глаза новобранцу, это то, что контрактники на всё скидываются. В полку не было ничего (кроме одежды), что выдавалось бы со склада. Люди, служащие на должностях техников, электриков, связистов, кинологов и прочих, сами покупали весь рабочий инструмент, водители сами покупали запчасти для машин. А когда ввели новую форму «Цифровая флора» заставили всех контрактников купить зимнюю одежду на свои деньги. Тогда командир роты, всю зиму угрожал мне объявить взыскание за то, что я не хочу покупать на свои деньги зимнюю куртку новой расцветки. В то время такая куртка стоила 8 000 рублей. Мне пришлось покупать за полторы тысячи ношенную БУшную куртку у срочника, который уже увольнялся, что бы мне не объявили взыскание. Помимо этого, все контрактники в роте скидываются на картридж и бумагу в принтер.

Еще очень часто скидываются на ремонт. Вообще делать ремонт в армии очень любят, это какой-то фанатичный безумный военный культ. Некоторые вещи удивляют до глубины души. Например, однажды зимой, в 30 градусный мороз, я шёл по военной части и увидел, как солдат красит железный забор! Но еще больше я был удивлён, когда увидел, что в мороз солдаты белили стену клуба! В общем, копать, красить, строить и долбить в армии любят больше всего.

Однажды командир полка поставил задачу построить забор между зданиями, при этом стройматериалов естественно не дал. Зампотылу пришлось прикинуть самый дешёвый вариант, и он выбрал металлопрофиль, дёшево и сердито. После того как командир увидел забор из металлопрофиля, в полку началось повальное строительство заборов из металлопрофиля. Его пихали везде, где только можно. Кинологам досталось больше всех, им пришлось скинуться по 10 000 рублей на забор из металлопрофиля для кинологического городка, потому, что городок был большой.  А вокруг внутреннего караула был замечательный бетонный забор. Со временем одна из плит этого забора покосилась и стала опасно нависать. Вместо того чтобы отремонтировать эту плиту, командир приказал снести бетонный забор и построить вокруг городка дешёвый тонкий забор из металлопрофиля. Даже отличные железные ворота на авто-КПП сняли и повесили жиденькие ворота из металлопрофиля, который гнётся и деформируется от малейшего ветра.

Помимо этого все скидываются на ремонт. Простые солдаты скидываются на ремонт казармы, водители на ремонт парка, медики на ремонт медпункта, офицеры штаба на ремонт собственно штаба и так далее. Конца этому нет, так как ремонт в армии вроде божества, которое требует регулярного жертвоприношения. В армии ремонтируют даже то, что в ремонте вовсе не нуждается, красят и белят все в тысячу слоёв. Например, на флоте есть даже такая поговорка: «Если предмет движется, отдай ему честь, если не движется, покрась его», которая как нельзя, кстати, отражает  всю суть проведения ремонтов в армии.

Конечно же, если ты служишь в армии по контракту, ты должен забыть что такое личная жизнь. В моём полку почему-то постоянно не хватало людей. Количество солдат было рассчитано таким образом, чтобы хватало как раз на то, чтобы заступать в наряд сутки через сутки. Не понимаю почему, но это считалось нормой, все к этому привыкли и не обращали на это внимания. И все бы ничего, но не так давно нашему замечательному правительству пришла в голову гениальная идея, переводить армию на контракт, поэтому количество срочников в полку сокращалось стахановскими темпами, и вскоре срочники кончились. Вакантные места, оставшиеся после их увольнения, были в основном замещены контрактниками. Через некоторое время командование полка подверглось ещё одному сюрпризу. Неожиданно стало известно, что равное количество контрактников неспособно адекватно заменить срочников, потому, что контрактники имеют обыкновение уходить в отпуск или на больничный. Короче говоря, контрактники начали заступать в наряды сутки через сутки. Лично мне повезло, я был специалистом, служил в инженерно-техническом отделении, в связи с этим заступал сутки через двое, поэтому четыре раза в неделю у меня имелась возможность ночевать дома. Но почему то, радости мне это не доставляло. Все равно приходилось ходить на службу каждый день и делать основную работу, а когда выпадал наряд, то оставаться на службе на ночь.

Вообще график служебного времени для военнослужащих в армии, это очень условная вещь и отношение командиров к графику служебного времени сугубо философское. В общих случаях на военнослужащих распространяется Трудовой кодекс, но есть некоторые исключения. Например, разрешается при необходимости привлекать военнослужащих к работе сверх установленной нормы рабочего времени (то есть более 40 часов в неделю).  Что такое «необходимость» каждый командир понимает по-своему. Для наших командиров такой «необходимостью» являлся например неожиданный воскресный снегопад. Если такое случалось, то всей роте приходилось срочно ехать в полк и чистить снег.

На службу могут позвать в любой момент. Не имеет значения, где ты находишься и что делаешь. Могут солнечным воскресным утром позвонить и сказать, что ты сегодня заступаешь в наряд. При этом не важно есть у тебя семья или нет. Могут в любой момент неожиданно отправить в командировку, на какой угодно срок. Был один случай, что человек только подписал контракт и через несколько месяцев, в самом начале лета его отправили в командировку в другой город на три месяца, строить какой-то военный полигон. После командировки он уволился.

Однажды в полку решили построить новую комнату хранения оружия и меня назначили сварщиком. Вообще по закону этим могут заниматься только специально обученные люди, то есть солдаты сами этого сделать не могут, поэтому на это обязательно выделяются деньги, чтобы нанять бригаду рабочих. Но видимо, на каком-то этапе деньги пропали и пошли не на наём бригады, а какому-то генералу в карман, пришлось выкручиваться без денег. Была сформирована бригада из шести человек, и рабочий день был установлен с 8 до 20 часов, с понедельника по субботу. С таким графиком мы проработали два месяца. Времени на личную жизнь не оставалось совсем.

Ещё после отмены срочников неожиданно выяснилось, что в полку постоянно должно находится определённое число солдат, так называемое «дежурное подразделение». Эти солдаты должны быть в полной боевой готовности и в случае ЧС построится на плацу в течение трёх минут с оружием и в броне, для того чтобы выполнять неотложные задачи, например, отразить внезапное нападение на полк. Вообще раньше эту функцию выполняли те солдаты срочной службы, которые по графику отдыхают от наряда, но ведь контрактников невозможно заставить жить в полку круглосуточно. Это породило ряд неудобств для командования и вскоре было принято блестящее решение, назначить новый наряд «дежурное подразделение», куда заступали два человека. То есть фактически ночью полк охраняли два человека.

А ещё в армии совершенно не умеют планировать. Вообще некомпетентность руководящих военных кадров это тема отдельной статьи. Не знаю как в других военных частях моей необъятной Родины, но именно в моей части командиры были на удивление некомпетентны. Любой даже малограмотный человек знает, что нельзя белить здания зимой, но это совершенно невозможно объяснить военному, особенно полковнику или генералу. Вообще, складывается такое впечатление, что чем больше служит офицер, тем меньше в нём остаётся компетентности. Планирование это явно не офицерское занятие. Чтобы не распланировал офицер, всегда придётся менять планы на ходу или что-то переделывать. У меня дважды получалась такая ситуация, что уже построенный забор с забетонированными столбами и натянутой колючкой приходилось переносить на пару метров. Однажды меня отправили в командировку в лес, чтобы строить учебный палаточный лагерь. Это было крайне странно, потому как такой лагерь обычно развертывается в течение суток силами подразделения, поднятого по тревоге, а не строится заранее в течение нескольких месяцев. Нашему отделению, помимо прочих, была поставлена задача – построить двойной забор из колючей проволоки вокруг палатки с оружием. Примерно две недели ушло на строительство забора. В конце приехал командир полка, назвал офицеров идиотами и сказал, что палатка с оружием стоит не там и её необходимо перенести. Еще две недели мы переносили забор, разбетонировали столбы, скручивали опять в рулоны колючую проволоку и т.п. Потом таким же образом переносили КПП на пять метров дальше. После того как забор был построен привезли калитки для забора, но они оказались на полметра выше чем нужно. Командир полка сказал, что нужно нарастить забор до уровня калиток.

Помимо всего прочего в армии (да и во всех госструктурах) широко распространена практика переработки. То есть большинство военных после окончания рабочего дня не уходят домой, а остаются на работе. Это естественно никак не оплачивается, хотя должно. Тут стоит отдать должное офицерам, они остаются больше чем солдаты. Но я бы не сказал, что это характеризует их с положительной стороны. Во-первых, они поощряют и поддерживают вышестоящих командиров, которые вынуждают их оставаться. Во-вторых, после того как контрактники выражают своё недовольство по поводу бесплатных переработок, офицеры обычно апеллируют к тому, что остаются на работе сами. В моём полку была такая традиция, каждый день в 15:00 командир полка проводил боевой расчёт, на котором, помимо утверждения наряда на очередные сутки и всего прочего, он ставил офицерам задачи по устранению выявленных им в течение дня недостатков. А рабочий день по регламенту заканчивался в 17:30. То есть задачи поступали по факту за два часа до конца рабочего дня, причём большинство из них было невозможно выполнить за два часа, а некоторые вообще подразумевали покупку материальной базы за свои деньги и требовали на выполнение несколько дней или недель. В 17:20 начинался боевой расчёт для контрактников. На этом мероприятии выявлялись наиболее злостно неуспевающие контрактники и их оставляли дорабатывать. А иногда, для сплочения коллектива, оставляли всех, остальные просто ждали, когда неуспевающие доделают работу. Например, однажды мы ждали, пока срочники пришьют ко всем кроватям подматрасники. А для того чтобы никто не отлынивал все кровати вынесли на плац и пришивали там. Причём срочники не очень-то торопились, так как не были заинтересованы в скорейшем пришивании подматрасников, ибо жили в казарме, и спешить им было некуда.

Расскажу немного про тревожные вещмешки. Содержание вещмешка в армии это целая эпопея. За сохранность вещмешка и всего содержимого отвечает сам контрактник. Это порождает ряд неудобств. Во-первых, за ним нужно пристально следить, чтобы его банально не украли. Во-вторых, его нужно где-то хранить, чтобы по тревоге не нужно было думать, где он лежит. В-третьих, его нужно самому комплектовать, никто никому ничего не выдаёт. Всё что находится в вещмешке, контрактник должен купить за свои деньги. В-четвёртых, примерно каждый месяц меняются правила комплектования мешка. В нашем полку всё содержимое вещмешка должно быть упаковано в специальный целлофановый пакет-несессер с карманами на липучке, который нужно изготовить самому (возможно он и продаётся, но почти наверняка стоит космических денег), либо заказать в швейном ателье. Количество карманов в несессере строго регламентировано, на каждом кармане должна быть приклеена бирка строго регламентированного размера, напечатанная на принтере строго определённым шрифтом. В строго определённом углу должна быть приклеена бирка с именем владельца мешка. Все эти правила постоянно меняются. Некоторые правила устанавливает командир роты, некоторые командир полка, некоторые указания присылают генералы из Москвы, и этому нет конца. К этому просто нужно привыкнуть. С бирками происходит то же самое. Их размер, содержание, цвет, форма, материал изготовления, способ крепления или пришивания, место размещения постоянно изменяются. В общем, значительную часть времени занимает переделывание бирок на всём, на чём только можно. Хорошо, что хотя бы на одежде, для контрактников, бирки были не обязательны.

Вообще я не хочу никого отговаривать от военной службы. Служить по контракту очень интересно и весело. Там платят неплохую зарплату, имеется множество различных льгот и социальных программ. Служба – это дело для настоящих мужчин! Но это реально сложно, отнимает много сил и времени. К тому же некомпетентность руководства порождает колоссальные проблемы, которых можно было бы избежать при грамотном управлении. Если бы только офицеров реально учили управлять подразделением, а не превращали военные институты в пять лет срочки…

Специально для padalkin.online

Фото: